PONSSE: «На рынке есть место для всех»

Юха Видгрен, председатель Совета директоров Ponsse, и Яакко Лаурила, генеральный директор ООО «Понссе» заглянули в Красноярск совсем ненадолго. Но дорога из Финляндии в Сибирь стоила того, чтобы лично пообщаться с существующими и потенциальными пользователями машин Ponsse, увидеть то, как продаются и обслуживаются машины в этом регионе. Представители руководства одного из самых крупных предприятий по производству техники для заготовки древесины сортиментным методом в интервью нашему журналу рассказали о том, из-за чего европейские машиностроители не боятся китайских коллег, и почему технику PONSSE собирают только в Финляндии.

— Вы были одной из первых компаний, пришедшей в нашу страну с технологией сортиментной лесозаготовки. Почему в Ponsse решили принести эту технологию к нам, и что это впоследствии дало вашей компании?

Яакко Лаурила: На сегодняшний день мы работаем более чем в 40 странах мира, и Россия была 27 страной, куда пришли наши специалисты. 

Начиная работу здесь, мы понимали, что производство и поставка техники потребует множества усилий — недостаточно просто продать технику, нужно еще и заботиться о ней, выстраивая долговременную работу с клиентом. Поэтому о долгосрочных перспективах можно говорить только после того, как найдется надежный партнер, способный обеспечивать клиентам достойный уровень сервиса и необходимое количество запчастей на складах. 

Юха Видгрен: Мы таких партнеров нашли, и это положило начало нашей работе в России.

— Не было ли у вас опасений насчет того, что новая технология в Сибири просто «не пойдет», не приживется — ведь раньше здесь десятилетиями заготавливали лес хлыстовым способом.

Юха Видгрен: Мы верим, что в долгосрочной перспективе сортиментным способом будет заготавливаться вся древесина, потребляемая в мире. Хлыстовой метод очень силен в России. Но мы видим, что и сортиментная лесозаготовка набирает обороты. 

Специфика вашего леса в том, что это один из лучших лесов в мире. Тайга просто идеальна для использования харвестеров и форвардеров – здесь такая техника дает максимум эффективности. И это одна из тех причин, благодаря которой мы не боялись приходить в Россию с новой технологией. Конечно, с появлением в Сибири современных машин, отрасль стала иной. Изменение технологии лесозаготовки повлекло за собой обновление лесопильного и обрабатывающего оборудования. Это в свою очередь привело к серьезным инвестициям в модернизацию всех инструментов дальнейшей деревообработки. К тому же компании, которые инвестируют в лесопильное производство и в лесозаготовительную технику, затем вкладывают деньги и в развитие инфраструктуры вокруг своего предприятия, что опять-таки благоприятно сказывается на отрасли в целом…

— Оставляя за скобками качество российских лесов, скажите, в чем специфика лесозаготовки в нашем регионе?

Юха Видгрен: Серьезная проблема российских лесозаготовителей в расстояниях: здесь, и удаленность лесосек, и качество лесовозных дорог, и неразвитая инфраструктура в целом. Логистика в России особенно затратна…

— Есть ли какие-либо сложности с транспортировкой импортной техники через границу? 

Яакко Лаурила: Процедура импортирования машин отлажена и какие-либо сложности отсутствуют. Благодаря тому, что Финляндия граничит с Россией напрямую, машины находятся непосредственно в пути около двух дней. В целом ввоз спецтехники в Россию происходит быстро: от завода до склада в Петербурге — не более одной недели (два дня на доставку и до пяти дней на таможенное оформление).

— Доставка запчастей укладывается в эти же сроки?

Яакко Лаурила: Многое здесь зависит от дилеров. Я же могу сказать, что восстанавливать работоспособность машины нужно максимально быстро, и потому наши дилеры имеют сервисные центры, необходимый запас запчастей и мобильную сервисную службу. Реакция на заявку должна быть молниеносной. Для этого наш сервис работает 24 часа в сутки.

Юха Видгрен: Многое зависит еще и от того, что конкретно случилось с машиной: некоторые неполадки устраняются в течение нескольких часов. А если нужной детали не оказалось на местном складе запчастей Ponsse, она доставляется со склада компании в Санкт-Петербурге. Впрочем, такое бывает редко — мы стремимся к тому, чтобы большинство запасных частей хранилось недалеко от потребителей.

В срочном порядке, при отсутствии в Санкт-Петербурге, запчасти также могут быть привезены из Финляндии. Заявка, пришедшая утром на центральный склад в Иисалми (Финляндия), моментально обрабатывается, и деталь прилетает в аэропорт Санкт-Петербурга вечером того же дня. После таможенной очист-ки она направляется туда, где ее ждут.

Так что доставка запчастей со склада — это не проблема. Труднее бывает добраться до самого клиента, ведь лесозаготовительные машины работают там, где практически нет дорог.

— А какие способы вы использовали для того, чтобы привлечь клиентов?

Яакко Лаурила: Для того чтобы сформировать  к себе положительное отношение лесозаготовителей, нам было достаточно просто показать результаты работы машины. На самом деле, мнение складывается легко: все умеют считать деньги. Сокращение издержек вместе с повышением качества работы меняет отношение к технике.

Обучение персонала также важный вопрос. Качество машин, скорость работы сервисной службы и тренинги для специалистов — это то, благодаря чему нам удается привлекать заказчиков. 

Юха Видгрен: Как я уже сказал, многие ищут самые качественные инструменты для своих лесозаготовительных компаний. В России я видел немало примеров того, как бизнесмены приобретали самое лучшее, пусть даже оно стоило недешево. 

Затраты на покупку техники высоки лишь на первый взгляд, но рассматривая вложения в долгосрочной перспективе, скажем 4-5 лет, становится понятно обратное. Цена машины — не основной показатель, нужно судить по затратам на процесс лесозаготовки в целом.

— За счет чего цена машины может быть снижена?

Юха Видгрен: Об этом мы думаем постоянно, но цена складывается из различных составляющих, и во многом из затрат, которые мы вкладываем в развитие своей продукции. И снижение цен повлечет за собой закономерное снижение качества. А снижение качества рано или поздно приведет к потере текущих позиций Ponsse на мировом рынке. Лучше убедить покупателя в том, что вложенные деньги вернутся ему  в виде дополнительного дохода.

— Но китайским машиностроителям удается держать низкую цену за счет копирования моделей и технологий. К тому же это не мешает им стремительно захватывать мировой рынок.

Юха Видгрен: Я думаю, они вполне могут создать подобные машины, но достичь уровня ведущих производителей у них не получится в ближайшие десятилетия.  Они могут копировать катки, грузовики, но не лесную технику. Современные лесные машины — это не только сталь — это сложнейший механизм, сочетающий в себе также электронные и гидравлические компоненты.

Яакко Лаурила: Мы готовы к конкуренции с китайскими производителями. Рынок — это свободная территория, здесь есть место для всех. Однако дело не только в качестве техники. Помимо продаж машин нужно налаживать систему сервисного обслуживания  и доставки запчастей. 

Юха Видгрен: Добавьте к этому систему подготовки персонала. Люди работают на производстве, занимаются ремонтом и управляют машинами. От людей зависит, в конечном счете, производительность техники.

Производство лесозаготовительной техники — весьма небольшой сегмент машиностроения. Многие машиностроительные компании не приходят в лесозаготовительную отрасль именно потому, что понимают, насколько ограничен этот бизнес.

Ежегодно выпускается всего несколько тысяч машин по всему миру, причем помимо нас есть еще два очень известных производителя. В таких условиях человеческие ресурсы ценятся на вес золота, найти нужного специалиста сложно. И отчасти поэтому в нашем случае я не чувствую, что Китай представляет угрозу. Они могут копировать технику, но они не могут найти достаточно людей, которые смогут так же хорошо работать. 

— Вы очень много говорите про людей и их подготовку. Почему вы уделяете этому так много внимания?

Юха Видгрен: Когда мы привозим машину в Китай, Бразилию или в Уругвай, машины должны работать одинаково хорошо. И для этого мы всегда тренируем людей, чтобы они имели достаточно навыков для организации бесперебойного процесса поставки запчастей, управления техникой и поддержания эффективной работы машины. Обучение — одна из самых важных частей нашей работы, и Россия — прекрасное место для организации этого обучения. Здесь у нас есть 17 симуляторов (для тренировки операторов лесозаготовительной техники — прим. ред.), расположенных в государственных учебных заведениях. Это дает нам своеобразную почву для работы с молодыми специалистами, желающими стать операторами. 

— И именно Ponsse тренирует всех, от оператора до сервисного инженера?

Яакко Лаурила: Нет, иногда этим занимаются компании-дилеры, а мы, как правило, обучаем преподавателей и тех, кто обучает представителей. Компания может организовать обучение специалистов любого профиля, если это необходимо. Знаний о лесозаготовительной отрасли для этого у нас достаточно. 

 — А если технологии лесозаготовки вдруг поменяются, не придется ли вам переучивать всех специалистов заново?

Яакко Лаурила: Процесс обучения непрерывен. Например, в наших машинах используются двигатели Mercedes-Benz. Эти двигатели изменятся в 2014 году из-за того, что Европа переходит на новые экологические стандарты…

Юха Видгрен: Мы организуем курсы повышения квалификации, потому что двигатель — это важнейший узел, специалистам нужно знание того, как его правильно обслуживать и как с ним работать. К тому же людей не надо полностью переучивать. Имея практический опыт и знания, им достаточно просто «обновить» информацию и пройти дополнительный курс по новым технологиям. 

Вот пример того, как все и происходит, если технология меняется. 

— И каких же технологических изменений, помимо новых двигателей, лесозаготовителям стоит ждать в ближайшие 10 лет?

Юха Видгрен: Когда я впервые приехал в США, — это был 1981 год — самолет, на котором мы летели, долетел из Хельсинки в Нью-Йорк за 8 часов 50 минут. На прошлой неделе я долетел в Нью-Йорк за 8 часов 10 минут. Этот самолет выглядел точно так же, как и тот, что был раньше — новые технологии скрыты внутри.  

Думаю, то же самое произойдет и с лесозаготовительной спецтехникой. Через 20 лет она будет выглядеть так же, как и сейчас, но все изменится внутри нее. При этом, я думаю, большинство технологий будет направлено на то, чтобы облегчить работу оператору. 

— Есть ли в планах компании строительство в России предприятий по сборке финской техники в нашей стране?

Юха Видгрен: В данный момент нет. У нас есть стратегия, согласно которой все заводы будут размещаться только в Финляндии.

 — А почему вы придерживаетесь именно такой стратегии?

Юха Видгрен: Мы производим машины PONSSE уже 42 года. Все, что вы видите в результате производства, — это машина. Казалось бы, все, что нужно для того, чтобы она работала, — это собрать вместе все детали. А если в твоей машине 8000 самых разных деталей? Причем, только 60% из них мы делаем сами, а остальные 40% закупаем у наших партнеров. И каждый день нам надо обеспечить наличие всех этих деталей. На финских фабриках технология полностью отработана, но сделать это нелегко даже в Финляндии — нужно постоянно обеспечивать полный контроль качества и порядка доставки. И в Швеции, и в Польше, и в любой другой стране мы вряд ли сможем сделать то же самое. Вот поэтому мы не планируем строительства сборочных производств в России.

Яакко Лаурила: К тому же строительство завода здесь приведет к повышению цен на конечную продукцию…

— К повышению? Но ведь затраты на оплату труда в России намного ниже, чем в Финляндии.

Яакко Лаурила: Затраты на оплату труда — не самая большая статья расходов компании. При размещении предприятия здесь, нам придется больше тратить на логистику и на организацию самого процесса работы. 

Юха Видгрен: Компоненты для машин поступают со всех уголков Европы, и даже небольшая задержка в поставке деталей может привести к многодневному простою всей фабрики, один час работы которой стоит 30 тысяч евро. Мы скоординировали работу сотен фабрик вокруг нас в Финляндии, но сможем ли мы делать то же самое в России? И что будет с заводом, если в поставках произойдет сбой? Мы потеряем свои деньги.

Яакко Лаурила: Ничего не станет дешевле. В Красноярске, есть специалисты, зарплата которых больше, чем у их финских коллег. К тому же некоторые другие ресурсы в России тоже дороже.

— Если строительством предприятий на нашей земле вы заниматься не намерены, то в какую сторону  будет направлено развитие компании в ближайшей перспективе?

Юха Видгрен: Конечно, мы стремимся к лидерству на мировом рынке, но кроме этого нам хотелось бы стать тем партнером, с которым хотят работать все. Причем, не только в части того, что касается продажи машин. Мы хотим, чтобы клиенты хотели работать с нами. 

По нашим оценкам российский рынок лесозаготовительной техники является самым быстрорастущим рынком за последние пять лет. Мы верим, что в будущем нам удастся изменить саму технологию лесозаготовки здесь, для того, чтобы сделать этот лесозаготовительный бизнес более прибыльным.


Автор: Юлия Ребрунова