Война и мир лесного хозяйства

Еще пятнадцать лет назад специалисты отдела государственного лесного контроля по Сибирскому федеральному округу строили большие планы на будущее в части восстановления лесов. Во что эти планы вылились сегодня? 

Последние годы прошлого столетия мало отличались от нынешних времен: природных бедствий и так называемого, «человеческого фактора» было достаточно и тогда, и сейчас. 

В регионе свирепствовали пожары, которые наносили болезненно ощутимый вред зеленой зоне Сибири. Леса безжалостно вырубались и в отличие от сегодняшнего времени, грамотной законодательной базы, позволяющей контролировать эти процессы, не было.

Назад в будущее 
Федеральная целевая программа «Экология и природные ресурсы России на 2002–2010 гг.» в Сибирском федеральном округе только создавалась, и на нее возлагались большие надежды. Согласно подпрограмме «Лес», которая входила в этот документ, в 2002–2004 должны были значительно увеличиться объемы работ по лесоустройству. Кроме этого планировалось появление на свет нормативно-правовой и законодательной базы в сфере лесопользования, которая в свою очередь, помогла бы встать на ноги лесному хозяйству страны и СФО в том числе. Следующим этапом, реализация которого планировалась на 2005–2010 годы, федерация надеялась настолько увеличить российские лесные ресурсы, что экспорт древесины был бы для страны абсолютно безболезненным. А население в полной мере было бы обеспечено древесной продукцией.
Чтобы все это из обещанного превратилось в реальное, необходимо было разработать новые технологии для получения безотходного производства, усовершенствовать техническое оснащение лесных хозяйств, противопожарных структур и сотрудников охраны леса — егерей и других специалистов. И самое главное — расширить площадь лесных насаждений при помощи создания лесосеменных плантаций, увеличить численность редких деревьев, лесных питомников и многого другого.
Однако, как показало время, воплотить эти планы получилось только частично, в основном, только относительно законодательной базы. Во-первых, из-за малого финансирования лесного хозяйства в то время. Во-вторых, из-за сокращения площадей фонда лесовосстановления с одной стороны, и их увеличения после «огненных лет». Однако, несмотря на «лихость» девяностых годов, когда страну лихорадило во всех сферах, в каждом регионе СФО работы по лесовосстановлению все же велись, хотя бы по минимуму. Специалисты лесных хозяйств проводили посев и посадку деревьев, работали в питомниках, в которых с «младенчества» выращивался посадочный материал, собирали семена года, берегли подрост.

Восстановили и… «первосстановили»
В ноябре 2012 года в Департаменте лесного хозяйства по Сибирскому федеральному округу прошло заседание, посвященное подведению итогов работы по лесовосстановительным работам. По официальной информации лесовосстановление во всех регионах выполнено на 96,9%, а некоторые области, умудрились даже перевыполнить план. В официальном документе департамента отмечено, что посев семян в питомниках выполнен на 141% от годового плана, искусственное восстановление лесов — на 101,3%, проведение агротехнических уходов — на 102,3% от плана на год». 
В «акселераты» лесовосстановительных мероприятий попали Хакассия, Алтайский край, Новосибирская и Иркутские области, а также Республика Бурятия. Аутсайдером оказался Забайкальский край, здесь годовой план по лесовосстановлению выполнен только на 38,5%. Также недостаточно эффективно в этом вопросе работают Томская и Кемеровская области и Республика Алтай. По мнению чиновников, неспособность выполнить задачу в полном объеме в этих регионах связано с провисанием мероприятий по охране, защите и воспроизводству лесных насаждений. 

Чтобы в 2013 году ситуация изменилась в лучшую сторону власти намерены ужесточить ответственность для недобросовестных арендаторов лесных хозяйств в плане увеличения штрафов, а ответственных — поощрить. Пока за 2012 год к арендаторам лесных участков, не выполняющим договорные обязательства по лесовосстановлению, всего по округу было предъявлено 68 исков (Забайкальский край — 43, Томская область — 18, Республика Алтай — 5, Новосибирская область — 2). Некоторые иски уже удовлетворены.

Как сосед соседу
Прошлое лето 2012 года стало настоящим наказанием для работников лесного хозяйства и жителей на всей территории Сибири. Последствия огненного пиршества дали о себе знать осенью, когда в Томской области увеличился процесс отпада деревьев. 
«Последствием такого процесса станет массовое появление стволовых вредителей, которые активизируются уже этой весной, — отмечают в Департаменте лесного хозяйства Томской области. — Размножаясь в крупных по площади очагах, стволовые вредители заселяют окружающие здоровые насаждения, образуя в них миграционные очаги». Поэтому в ближайшее время перед работниками лесного хозяйства Томской области стоит первоочередная задача не допустить развития событий по самому худшему сценарию. 
Сегодня в Башкирии принят и действует закон об организации деятельности пунктов приема и отгрузки древесины. В самое ближайшее время томские чиновники планируют лично убедиться в том, как он реализуется на практике: соблюдают ли заготовители леса требования закона при транспортировке древесины, какова практика привлечения нарушителей к административной ответственности, как взаимодействуют исполняющие органы в сфере борьбы с незаконным оборотом древесины и многое другое.

По словам представителей администрации Томской области, власти региона намерены «изучить опыт Башкирии, чтобы разработать аналогичный механизм в Томской области. В ближайшее время в двух чтениях принять областной закон, регулирующий деятельность пунктов приема и отгрузки древесины». Если опыт соседей получится применить на практике в Томской области, жесткий контроль за незаконной вырубкой лесов поможет в деле лесовосстановления в регионе. 

Банально, но факт
И все же основная проблема в недостаточных мероприятиях в области лесовосстановления — это банальная, извечная нехватка денег. Дело в том, что согласно статье 62 Лесного кодекса РФ, лесовосстановительные работы на своем участке обязаны проводит предприятия-арендаторы таковых. Однако у маленьких компаний и «казна» небольшая, и материально-техническая база оставляет желать лучшего. Поэтому провести лесовосстановительные работы в необходимом объему даже на своем участке предприятию часто не под силу. Выручают крупные арендаторы леса и лесничества. Последним средства выделяют из областного бюджета.

Сравнивать нашу ситуацию с Европой не совсем правильно — и территории не те, и условия жизни слишком уж разнятся. Однако перенять опыт, хотя бы частично, наверное, можно.

Европейцы большое внимание уделяют именно искусственному восстановлению лесов, у нас же по старой русской привычке надеются на «авось» и силы природы, для которых финансирование не требуется. Хотя только отпад деревьев после пожаров в среднем длится не меньше трех лет, а необходимо полное восстановление пострадавшей от огня территории. 
Как ситуация будет развиваться дальше — покажет время. Остается надеяться, что мероприятия по лесовосстановлению, начатые в 90-х и продолженные в начале 2000-х, в наше время все же обретут цивилизованные формы, станут более продуктивными и в лесном хозяйстве наконец-то закончатся «военные» действия. И прежде всего, со стороны «человеческого фактора». Тогда фактор природный не заставит себя ждать в плане благодарности — прироста лесов в Сибири.

Справка:
Лесные объемы на территории СФО: 
Иркутская область — 83,1%
Республика Бурятия — 63,7%
Томская область — 62,1%
Кемеровская область — 62,3 %
Красноярский край — 45,2%
Омская область — 32,4%
Алтайский край — 22,6%
Новосибирская область — 26,7%
Республика Алтай — 64,3%

Автор: Анна Турчакова