Кругляк на экспорт не пойдет?

Около 35% срубленной на Дальнем Востоке древесины перерабатывается здесь же. Это почти вдвое меньше, чем в европейской части России, где доля переработки составляет 65%. Ситуацию надо менять, уверены в федеральном правительстве. А власти Дальневосточных субъектов несколько лет возлагают большие надежды на приток инвестиций. До 2025 года здесь планируется создать десятки новых лесоперерабатывающих предприятий и увеличить мощности действующих. Объемы производства товарной продукции должны вырасти до 78%.

Большинство лесных дальневосточных инвестпроектов — комплексные. Предполагалось, что они решат сразу несколько вопросов: развитие лесного хозяйства, заготовка древесины и переработка леса с целью получения продукции с высокой добавленной стоимостью. А древесные отходы пойдут на топливо для тепло- и электростанций.


Сахалинский центр по снабжению Китая лесом

180 000 м3 пиломатериалов, 370 000 м3 технологической щепы и 62 000 т пелетт. Столько (на бумаге) планируется выпускать на крупном деревообрабатывающем комбинате, который должны построить к 2023 году на севере острова Сахалин ОАО «Бизнес-Маркетинг-Сахалин» — «дочкой» хабаровского ООО «Бизнес-Маркетинг». Заявлено, что в проект привлекут свыше 7 млрд рублей инвестиций, из которых собственных средств ОАО «БМ Сахалин» потратит 867 млн рублей.

В 2011 году в проект вошла китайская компании «Природа». Позже было подписано соглашение между администрацией Сахалинской области и компанией «Бизнес-Маркетинг» о льготных условиях заготовки и переработки древесины.

Выход комбината на проектную мощность позволит увеличить производство лесоматериалов на Сахалине более чем втрое, выпуск пиломатериалов — в четыре с половиной раза по сравнению с 2011 годом. 

Сейчас же комплексное деревообрабатывающее производство занимается отгрузкой кругляка в Китай. В феврале этого года в Поднебесную отправилось первое судно с российским «зеленым золотом». И в ближайших планах — нарастить объем экспорта до 6 000 м3 древесины.

К слову, еще один инвестпроект по строительству деревообрабатывающего завода с ежегодным выпуском 105 000 м3 пиломатериалов, 3 000 т пеллет и 50 домов, затеянный другой «дочкой» все того же «Бизнес-Маркетинг» — ООО «Амур Форест» — уже вряд ли появится. Компания задолжала в бюджет и внебюджетные фонды почти 250 млн рублей. Кроме того, свои вложения требовали и кредиторы. В декабре 2014 года компанию признали банкротом и ввели конкурсное управление.


Инвестпроект по уничтожению

О громком скандале с участием самого президента России на Дальнем Востоке уже немного подзабыли. А как все хорошо начиналось. ЗАО «Лес Экспорт» в 2008 году запустило проект в области освоения лесов с заявленным объемом инвестиций 2 447 млн рублей. Приказом Министерства промышленности и энергетики РФ в этом же году он был внесен в список приоритетных. Местным жителям обещали рабочие места, но число сотрудников пополнили… китайцы. Предприятие по производству трехслойного паркета начало действовать быстро. И тут чиновники допустили ошибку — предоставили без аукциона на льготных условиях несколько лесных участков, пообещав в дальнейшем давать и другие на таких же условиях. И уже через два года компания судилась с Приморским управлением лесхоза из-за отказов в получении новых участков. Коммерсанты таким образом заполучали все больше площадей (к 2011 году в аренде у «Лес Экспорта» было почти 670 тысяч га), забирая участки необходимые для сохранения популяции амурских тигров. Тревогу забил Фонд Всемирной природы. Скандал дошел до Кремля, откуда поступила команда прекратить безобразия. В дело вмешалась природоохранная прокуратура. Пошли судебные тяжбы, но и сейчас предприятие продолжает работу.


Шпон премиум-класса

В планах одного из самых сильных игроков дальневосточной лесной отрасли холдинга RFP Group (Russian Forest Products Group) — создание к 2018 году крупнейшего в регионе лесоперерабатывающего центра в городе Амурске Хабаровского края. 

В сентябре 2009 года презентованный компанией проект «Дальневосточного центра глубокой переработки древесины» был внесен в перечень приоритетных инвестиционных проектов в области освоения лесов. В мае 2013 года — одобрен премьер-министром РФ Дмитрием Медведевым. Общая сумма предполагаемых инвестиций была озвучена в пределах 15 млрд рублей.

В декабре 2012 года на месте бывшего завода «Амурмаш» заработал комбинат по производству лиственничного лущеного шпона премиум-класса с ежегодной проектной мощностью 300 000 м3 готовой продукции. Предприятие проектировалось и оснащалось в сотрудничестве с японскими специалистами. Все их пожелания учитывались, ведь именно в Японию планируется поставлять большую часть продукции завода.


По японскому стандарту

За первый год работы было произведено 94 000 м3 шпона по японскому стандарту. По словам президента холдинга Зарэ Арутюняна, начиная с 2013-го весь лиственничный фанкряж, который заготавливает RFP Group, будет использоваться в производстве: «…мы перестали продавать на экспорт лиственничный фанкряж. И больше никогда и никому мы не будем продавать это сырье. Раньше мы весь этот объем поставляли за рубеж, и там из него делали шпон. А теперь мы сами будем перерабатывать нашу лиственницу и производить из нее наш шпон… Мы изменили рынок и больше не намерены возвращаться к экспорту необработанной древесины». 

Продукция завода RFP Group весьма интересует производителей фанеры из Японии, Китая и Южной Кореи.  


100-процентная переработка

Осенью 2013 года 42% акций RFP Group приобрел российско-китайский инвестиционный фонд (РКИФ). Средства акционеров были направлены на реализацию второго этапа проекта — строительство завода пиломатериалов там же, в Амурске. Предприятие обещали запустить в начале 2015 года. Проектная мощность — 230 000 м3 продукции ежегодно. Вместе оба завода (шпона и пиломатериалов) смогут перерабатывать 1 млн м3 леса в год. 

Третья составляющая проекта центра глубокой переработки RFP Group — создание производства плит МДФ на базе «Амурского ДОКа», в прошлом году была скорректирована. Из-за снижения спроса на такую продукцию был продолжен выпуск ДСП и ЛДСП, более востребованных на мировом рынке, в первую очередь — в деревянном домостроении. 

К 2017 году холдинг планирует использовать в собственном производстве около 70% заготавливаемого предприятиями группы леса, а в 2020 году собирается перерабатывать уже все свое древесное сырье. 


Деревянное домостроение от Страны восходящего солнца

О своем желании развивать на Дальнем Востоке деревянное домостроение ранее громогласно заявляли представители японской Iida Group Holdings. Для реализации планов предполагалось приобрести компанию, запустившую другой инвестпроект в области освоения лесов — ООО «Приморсклеспром». Отечественные бизнесмены с 2009 по 2013 годы вложили почти 310 млн рублей в строительство двух лесопильных заводов и предприятия по производству клееного бруса. Инвестпроект в 2008 году получил статус приоритетного, успешно начал функционировать и тут объявились японцы с предложением приобрести активы. Интерес иностранцев к заготовке российского леса понятен — для домостроительного комбината нужно сырье. Использование собственной древесины позволит сократить затраты на продукцию. Холдинг Iida Group Holdings играл по всем правилам российских законов: зарегистрировал в России совместное российско-японское предприятие, подал заявку на приобретение ООО «Приморсклеспром» и… получил противодействие со стороны антимонопольной службы. Вопрос об инвестировании в строительство завода по созданию деревянных домов завис.


Ценовые фортели

В 2011 году малазийский холдинг «Римбунан Хиджау групп» успешно запустил в поселке Хор Хабаровского края завод по производству плит МДФ высокого качества. А в 2013-ом был вынужден остановить его работу. Спрос на продукцию предприятия упал: потребителям она кажется слишком дорогой. Помочь снизить себестоимость, чтобы завод снова заработал, по мнению специалистов, могла бы поддержка местных властей — в виде льготных налоговых ставок. 

Инвестиции не помешали бы и ООО СП «Аркаим», которое также имеет статус приоритетного инвестиционного проекта. Переработка древесины и выпуск пиломатериалов начались в 2009 году. Но уже к 2013 году предприятие постигла участь малазийцев. Сейчас для выплаты всех долгов компании со штатом 3000 специалистов нужно 600 млн долларов. Предоставить такую сумму готов Китай, но в обмен на свое участие в бизнесе. Точнее, в создании совместного предприятия. 


Дорожный дефицит

Федеральные власти ставят задачу удвоения объема инвестиций в лесопереработку на Дальнем Востоке к 2025 году. Но чтобы деньги потекли в самый отдаленный регион страны, нужны серьезные основания и решение ряда сложных вопросов. 

Помешать воплощению грандиозных планов в действительность, по мнению экспертов, может традиционная проблема региона — нехватка транспортных магистралей. Железными дорогами Дальний Восток обеспечен на 59% хуже, чем европейская часть страны. В еще большем дефиците — автодороги с твердым покрытием: их меньше на 76%. Остро стоит вопрос с централизованным электроснабжением: на обширной части дальневосточной площади его просто нет. 


ТОСЭР придет на помощь?

В качестве веского аргумента привлечения инвесторов сегодня активно продвигается идея создания на Дальнем Востоке ТОСЭР — территорий опережающего социально-экономического развития. 

«Иностранные инвесторы хотят, но не решаются зайти на Дальний Восток. Нужно кардинально изменить эту ситуацию, выстраивать с ними новые отношения. Мы провели уже несколько десятков встреч, в ходе которых компании Mitsubishi, Mitsui, Daewoo, LG, Sаmsung и другие заинтересовались созданием ТОСЭРов в регионе. Они положительно оценивают создание территорий опережающего развития и ждут принятия закона, а также конкретных площадок», — заявил в июне прошлого года министр развития Дальнего Востока Александр Галушка. 

По данным на июнь прошлого года, около 90% капвложений в дальневосточную экономику шло из российских источников. Законопроект о территориях опережающего развития был принят в самом конце 2014-го. 

Местное руководство в эффективности ТОСЭРов самих по себе сомневается, поскольку денег на поддержку создания инфраструктуры для приоритетных инвестпроектов выделяется мало. Министерству развития Дальнего Востока, например, планируется выдать на эти цели всего 42 млрд рублей. Поэтому более обоснованные надежды, по мнению дальневосточных властей, стоит возлагать на преференции и налоговые льготы, прописанные в том же законе. Они могут стать более привлекательными для инвесторов, чем обещанная в рамках ТОСЭР государственная помощь.


Автор: Наталья Демшина, Артем Щетников