Второе пустое десятилетие

Кандидат технических наук, доцент Института управления бизнес-процессами и экономики Сибирского Федерального Университета Сергей Масаев.

Жизнь человека напрямую связана с использованием недр и природных ресурсов земли. Никто не будет спорить, что качество жизни зависит от количества запасов и качества технологии их освоения. Вот и экономическое развитие России зависит от освоения своих богатейших в мире недр и природных ресурсов: золота, алмазов, газа, нефти и др. Добыча этих природных ресурсов происходит при непосредственном участии государства в акционерном или уставном капитале. В управлении лесной отраслью государство, к сожалению, не участвует. Государство пытается заменить свое участие в лесной отрасли контрольной функцией через местные органы власти, что порождает серьезные проблемы, и лесная отрасль деградирует второе десятилетие, как и наше благосостояние. Актуальность проблем все возрастает, ведь по приносимым доходам при должном развитии лесная отрасль не уступает добычи нефти. Проблемы лесной отрасли освещены во многих обзорах и статьях. Объединить их можно в основные проблемы:

• Перенос участков заготовки древесины на территории, находящиеся на значительном удалении от заводов по переработке древесины. В результате чего постоянно увеличивается стоимость транспортировки.

• Отсутствие развитой инфраструктуры не позволяет использовать лесные участки в полном объеме, поэтому в настоящее время разрабатывается лишь малая часть от расчетного объема лесозаготовки.

• Высокий моральный и физический износ основных производственных фондов.

• Увеличение вывозных пошлин на необработанный лес, неподкрепленное возможностями по его переработке, ведет к банкротству лесозаготовителей.

• Недостаток экономически доступных ресурсов.

• Формально на данный момент разработчики лесных планов и лесохозяйственных регламентов из всех документов могут опираться только на материалы лесоустройства. 

• Незаконная рубка и вывоз леса Китаем, привлечение работников без оформления соответствующих документов.

• Влияние фактора сезонности. 

• Рост стоимости энергоносителей, рост транспортных тарифов, ухудшение качественных характеристик лесфонда предприятий-поставщиков.

• Отсутствие правовой базы в российском законодательстве по строительству и эксплуатации лесных дорог не позволяет компаниям заниматься их коммерческим использованием.

• Дефицит специализированных железнодорожных вагонов, предназначенных для перевозки лесной продукции.

• Установленное на многих складах погрузки леса для железнодорожной транспортировки грузоподъемное оборудование не отвечает современным требованиям.

Конечно, вышеуказанные системные проблемы важны, и их надо решать, но существуют невидимые барьеры. Что это за барьеры, мы рассмотрим на примере Красноярского края.

Местные «аборигены»

В соответствии с постановлением Совета администрации Красноярского края от 23 марта 2005 г. утверждена форма 91-П для экономической оценки эффективности рассматриваемых проектов. Эта форма некорректная и излишне усложнена в простых моментах. Министерство экономики Красноярского края, видимо, не знало и не знает, что есть общий для оценки проектов органами власти документ «Методические рекомендации по оценке эффективности инвестиционных проектов и их отбору для финансирования», утв. Госстроем России, Минэкономики РФ, Минфином РФ и Госкомпромом России 31 марта 1994 г. 

Создание формы 91-П породило ситуацию, в которой любое предприятие не может составить ее корректно. На формирование формы 91-П у специалиста в области экономики и финансов уходит больше трех недель. Местами форма противоречит внутренней логике и математике. Краткий пример: в таблице три п. 4.2.1 формы 91-П требуется посчитать «затраты на оплату труда» по формуле «численность персонала (по состоянию на конец периода) умножить на среднемесячную заработную плату на одного работающего». Если учесть, что значения надо получить квартальные, то непонятно, как разместить значение средней ЗП в колонке квартального значения, тем более остается загадкой, как получить фонд оплаты труда за квартал, используя данные за месяц. Человек, решивший данную парадоксальную формулу, как минимум, должен получить Нобелевскую премию. Даже правильное составление формы 91-П не гарантирует, что форму проверят корректно.

Меньшее из зол

Реализовать проект можно и без помощи государства. На территории Красноярского края достаточно государственных и частных банков. Сбербанк и  Внешэкономбанк озвучивают амбициозные стратегии финансирования Красноярского края, но эти амбиции не соответствуют реальности. Например, у каждого банка требования к финансовой модели свои, и даже если все условия финансирования будут выполнены, то последнее слово останется за главным московским офисом. В ВЭБ процедура согласования проекта с местным офисом порой слишком затягивается: от 5 месяцев и больше. Оставляет желать лучшего экспертиза проектов банком. В ВЭБ процедуры настолько формализованы, а специалисты «статичны», что банк не в состоянии оценить потенциал проекта, да и отрасль в целом. Бизнес — это сложная, динамически развивающаяся структура. На фоне бездействия ключевых банков в край приходят частные инвестиционные азиатские группы и инвесторы еврозоны. Имея гораздо меньшие возможности в финансовом плане, европейские и азиатские инвесторы принимают положительное решение по финансированию того или иного проекта в течение 2-4 недель. К сожалению, от этого сотрудничества не жители Красноярского края, ни местная власть, ни экономика России не выигрывают, так как главное условие инвестирования — это перемещение всех активов в еврозону! На этом фоне вся деятельность ВЭБ сводится к громкому пиару за счет реализуемых в Красноярском крае проектов.

Процедуры экспертизы, проводимые в государственных органах и банках, подталкивают на следующую мысль.

А судьи кто?

Специалисты министерств Красноярского края до конца не понимают всех тонкостей проверяемой ими формы 91-П. Часто складывается ситуация, когда по правильно рассчитанным значениям пишут некомпетентные вопросы, не замечая других грубых нарушений в заполненной форме. Немного лучше на их фоне выглядят сотрудники банка, видимо, потому, что зарплата у них выше.

На основе экспертизы проектов специалистами руководство принимает решения. Ни о какой корректности принимаемых решений говорить не приходится. Нередки ситуации, когда на уровне министров и первых лиц края допускаются элементарные ошибки в экономических суждениях и терминах.

Отчетность для отчетности

Отчетность, которую предприятие должно предоставлять, регламентирована. Но краевая и городская власть регулярно присылает запросы. Бывает так, что два рядом работающих отдела присылают разные запросы на идентичную информацию. Каждый раз запросы осуществляются в различной форме. В 2013 году летом частота запросов Агентства лесной отрасли Красноярского края, администрации города Красноярска в среднем составляла по 1,5-2 отчета в неделю. С точки зрения закона, на подобные запросы можно не отвечать, но власти мотивируют это созданием документов о развитии Красноярска и Красноярского края. Только почему–то цели в документах «Стратегия социально-экономического развития Красноярского края до 2020 года» и Генплан развития г. Красноярска противоречат целям и задачам, обозначенным в «Концепции долгосрочного развития России до 2020 года».

К сожалению, Генплан развития г. Красноярска разработан с учетом строительного лобби. В угоду крупных застройщиков закрываются работающие предприятия лесной отрасли, и на их месте планируются к постройке жилые районы.

На фоне расширяющегося штата государственных служащих квартальная отчетность по приоритетным инвестиционным проектам не всегда передается в Министерство промышленности и торговли. 

Тушить нельзя поджигать

Особо отметить хочется ситуацию с лесными пожарами. В прошлом, 2013 году зафиксировано 15 лесных пожаров — это 535 га земли. Ежегодно в качестве причин пожаров указываются сухие грозы и деятельность человека. С каждым годом на протяжении 5 лет увеличивается финансирование на тушение лесных пожаров. Удивительно, что прямо пропорционально растет и площадь лесных пожаров. Остается догадываться, почему возникает коррелированность этих факторов? Как вариант, можно предположить тушение пожаров бензином, и он ежегодно дорожает.

Обобщая вышеизложенные мысли, можно сказать, что уровень проблем перерос с уровня системных для отрасли в отдельном субъекте РФ в фатальные для российского государства. Сегодня мы имеем умирающую экономику, а вместе  с ней инновационный путь развития России. Пока власть в Красноярском крае будет глуха и слепа к нуждам предприятий, пока она вместо реализации проектов будет заниматься лишь внутренними кадровыми и структурно-организационными вопросами, пока на согласование и обновление проектов уходит по 1,5 года — ситуация будет ухудшаться.

Решением этих «хронических» проблем правительство РФ занимается не первый год. Сейчас в лесном производстве принят примерно 91 приоритетный инвестиционный проект в области освоения лесов общей суммой вложений 407 миллиардов рублей со сроками ввода в производство до 2017 года. С учетом вышеприведенных причин можно утверждать, что реализация хотя бы 9 проектов из 91 будет значимым достижением.

Вышеперечисленные барьеры и проблемы лесной отрасли нарушают финансово-экономическую деятельность уже работающих предприятий лесной промышленности, и сейчас они находятся на грани разорения, и как результат возникает другая важная проблема лесопромышленного комплекса — недостаток инвестиций. За 10 лет финансирование отрасли сократилось почти в 15 раз. 

Для того чтобы исправить ситуацию, необходимо применить китайский подход. Китайская власть правомерно считает, что у каждой ошибки есть имя и фамилия. Только после того как контрольная функция российского государства станет достаточно жесткой, можно будет исправить ситуацию в положительную сторону.