Огненная тема

В России есть несколько традиционных новостных поводов для каждого времени года. Зимой отключаются от отопления отдаленные поселки, весной рыбаков уносит на льдинах, осенью сельские работники борются за урожай, а летом бушуют пожары. Заголовки новостей с апреля по октябрь часто похожи на сводки боевых действий: сегодня пожарные отвоевали у горящего леса несколько сотен гектаров, а завтра огонь распространяется на новую территорию. Пожары 2010 года сделали эту тему центральной в федеральной повестке дня, однако должных организационных выводов в полной мере так и не было сделано, говорит координатор лесных программ WWF России в Алтае-Саянском экорегионе Александр Брюханов.

Точно неизвестно

— Как сейчас обстоят дела с лесными пожарами в регионах Сибири?

— По официальным данным Рослехоза, площади пожаров в Сибири превысили 1,5 миллиона гектаров (это данные по регионам Сибирского федерального округа, а также Якутии). В целом по России, по официальным данным из того же источника, огнем пройдено уже более 2 миллионов гектаров лесного фонда страны.

— Насколько можно доверять данным официальной статистики?

— По неофициальным данным, пройденная огнем площадь в лесном фонде страны за 2014 год как минимум в три раза больше официальных оценок. Это мнение отечественных и зарубежных ученых занимающихся дистанционным мониторингом Земли из космоса.

Пока самым пострадавшим регионом в РФ в этом году стала Республики Саха (Якутия), где площади пожаров, даже по официальным данным лесной службы России, превысили 1 млн га. В Сибири также сложная ситуация с пожарами сохраняется в Республике Тыва и Иркутской области. Но на федеральной повестке дня этот вопрос не стоит. К сожалению, пока горит Сибирь или Дальний Восток, эта проблема мало освещается в наших общероссийских СМИ. Многие жители страны вообще не знают о том, что такая ситуация длится уже неделями. Информация о серьезных проблемах «за Уралом» с пожарами появляется на центральных телеканалах только в случае ЧП, если огонь переходит на населенный пункт или от него пострадало большое количество людей. Во многом это провоцирует то, что, когда пожары приходят в густонаселённую европейскую часть страны, люди остаются неподготовленными.

— Тем не менее в 2010 году пожары, возникающие в природной среде, стали едва ли не главным событием того лета во всех информационных сводках. Сработал эффект масштаба?

— На самом деле, природные пожары 2010 года в России не были самыми значительными ни по количеству и пройденной площади, ни по степени задымления, ни по количеству жертв от них. К сожалению, в России не ведется полноценной базы данных ни о погибших от природных пожаров, ни о нанесенном ими ущербе для экономики страны. Даже официальная статистика о количестве и площади пожаров в стране у разных государственных структур существенно различается, иногда в разы. Так, по данным МЧС России, в 2010 году природными пожарами было пройдено около 1 млн га, Рослесхоз оценивал площадь пожаров в стране в 2,1 млн га, научные сотрудники Института космических исследований РАН и Института леса им. В. Н. Сукачева СО РАН считали, что эта величина значительно больше — около 6 миллионов гектаров.

По оценкам пирологов (ученые, изучающие лесные пожары и способы борьбы с ними, — Прим. редакции), с момента налаживания на территории нашей страны полноценного наземного и авиационного мониторинга природных пожаров (с середины прошлого века) самые масштабные из них отмечены в 2002 году, когда общая площадь лесных, степных, тундровых и торфяных пожаров превысила 11,7 млн гектаров. Наибольшее задымление территории зафиксировано также в 2002 году, когда смог от пожаров застилал не только большую часть субъектов Российской Федерации, но и  частично соседние Казахстан, Украину, Беларусь и Прибалтику. По количеству жертв среди населения и пожарных наиболее трагичным был 1972 год. Тогда от природных пожаров погибли 104 человека.


Сделано слишком мало

— Что реально сделано в отрасли с 2010 года, когда была анонсирована масштабная реформа в сфере борьбы с лесными пожарами?

— После 2010 года власти стали уделять больше внимания проблеме природных пожаров в стране. Выросли закупки лесопожарной техники, стала возрождаться система пожарно-химических станций, была оказана серьезная поддержка организациям, ведущим мониторинг и борьбу с пожарами, и так далее. Тем не менее многие системные вопросы, которые позволили бы снизить ущерб от пожаров, возникающих в природной среде, до сих пор так и не были решены.

В стране нет полноценной лесной охраны. Затраты на противопожарную профилактику по-прежнему остаются ничтожно малы. Как на региональном, так и на федеральном уровнях продолжают занижать количество и площади пожаров. Нет должного контроля качества поставляемой для пожаротушения техники и оборудования.

— То есть людей в лесу по-прежнему мало, и следить за возникновением пожаров реально некому?

— Да, после 2007 года большинство из 83 тысяч работников лесхозов было сокращено, для контроля было оставлено 680 лесных инспекторов в составе Росприроднадзора, которые помимо прочих задач (борьба с браконьерством, нелегальной заготовкой древесины) должны следить за пожарной обстановкой в лесах. Фактически сейчас у государства «нет своего человека», который жил бы у леса, получал стабильную зарплату и отвечал за сохранность леса в своем обходе. Только в некоторых регионах страны пытаются создать аналог разрушенной государственной лесной охраны на базе региональных органов по контролю в сфере природопользования, однако этот процесс идет очень медленно и сталкивается с многочисленными трудностями.

— Кто сейчас является ответственным за профилактику лесных пожаров?

— Это практически загадка. Дело в том, что после принятия в декабре 2006 года Лесного кодекса лесная охрана и единая система авиационной охраны лесов в нашей стране были уничтожены. Вместе с тем в некоторых субъектах РФ уже в начале 2011 года были созданы лесопожарные центры, объединившие управление авиационными (авиаотделения) и наземными силами (пожарно-химические станции, команды тушения в лесничествах) для борьбы с лесными, степными и торфяными пожарами. Создание подобных центров позволяет скоординировать противопожарные мероприятия по авиационному и наземному патрулированию, тушению лесных пожаров в наземной и авиационной зонах, противопожарное обустройство населенных пунктов. Такие центры сейчас действуют практически во всех субъектах Российской Федерации. 

Однако координация и взаимодействие между субъектами по-прежнему остается не на высоком уровне. Если в советские времена вопрос о переброске наиболее подготовленных подразделений для борьбы с природными пожарами — парашютистов-десантников авиалесоохраны — из региона в регион решался в течение нескольких часов, то сейчас на согласования уходят дни и даже недели. Общий налет часов при авиапатрулировании за последние 20 лет из-за недофинансирования лесной службы сократился в 10 раз. Парк техники, используемой для авиационного мониторинга территории (в основном самолеты Ан-2 и вертолеты Ми-2, Ми-8), значительно изношен, а большинство аэропортов, в которых базируются подразделения авиалесоохраны, постепенно приходят в упадок. Регионы, в чьем ведении находятся региональные базы авиационной охраны лесов, большую часть этих проблем самостоятельно решить не смогут, поэтому для налаживания комплексной системы качественного и оперативного пожарного мониторинга в стране нужна серьезная государственная поддержка. 

— МЧС с ее огромными резервами и практически военизированными силами разве не является такой мерой поддержки?

— Мнение о том, что большинство природных пожаров тушит МЧС России, является заблуждением, которое основано на той информационной кампании, которую ведет министерство. На самом деле, около 90 процентов природных пожаров в России тушится региональными органами управления лесным хозяйством, подразделениями авиалесоохраны, а также арендаторами и собственниками земель. МЧС по закону сейчас вообще не обязано тушить природные пожары, пока в регионе (районе) не введен режим чрезвычайной ситуации или огонь напрямую не угрожает поселениям и различным объектам. Фактически МЧС России не тушит пожары в лесах и степях, когда их можно ликвидировать на минимальной площади, а пытается остановить уже набравшие силу крупные пожары на подступах к населенным пунктам или стратегически важным объектам.  

— Что в связи с этим предлагают общественные организации, в том числе WWF?

— Известные деятели лесной науки, сотрудники природоохранных структур, общественные организации, в том числе WWF России, ветераны лесной службы выступают за восстановление полноценной лесной охраны с достаточным государственным финансированием, а также за централизацию управления лесопожарными силами и средствами в стране. Несмотря на выделение дополнительных средств на лесопожарные цели, реальный объем финансирования организаций, на которые возложена охрана лесов от пожаров в стране, уже в 2011 году сократился в 4-9 раз по сравнению с 2007 годом — в зависимости от того, учтены или не учтены субсидии на приобретение новой противопожарной техники. 

Против формального наказания

— Верно ли расхожее мнение, что главный виновник большинства пожаров — человек?

— Да, на человеческий фактор приходится 80-90 процентов всех пожаров, возникающих в России. Даже для многолесных районов Сибири и Дальнего Востока антропогенный фактор возникновения пожаров является доминирующим. 

Кроме того, во многом катастрофическая пожарная ситуация в российских лесах спровоцирована отношением человека к природе в целом. Заброшенные сельхозземли, погибшие от промышленных выбросов леса, осушенные торфяники и слабый контроль за качеством проведения лесозаготовительных работ в разы повышают уровень пожарной опасности по сравнению с не нарушенными человеком территориями. 

— Пожары, «организованные» для коммерческой выгоды, имеют место в регионах Сибири?

— Намеренные поджоги особенно распространены в тех малолесных регионах нашей страны, где получить документы на коммерческую рубку леса достаточно сложно, а иногда невозможно. Хотя, по данным экологов и журналистов, на богатых лесами просторах Урала, Сибири и Дальнего Востока поджоги также являются одной из самых основных причин лесных пожаров антропогенного происхождения. Пожары позволяют лесозаготовителю не заботиться о сохранении подроста и семенных деревьев на участке, не соблюдать предписанные в правилах рубок для коммерческих заготовок площадь, конфигурацию и сроки примыкания лесосек. Ну и наконец, вырубить коммерчески ценные древостои под видом расчистки погибшего от пожара леса там, где это категорически запрещено законом: на особо охраняемых природных территориях (памятники природы, заказники, национальные парки и так далее) или на особо защитных участках лесов (водоохранные полосы, глухариные тока, рекреационные леса и тому подобное). Изменить ситуацию вряд ли удастся в ближайшие годы. 

— Почему?

— Потому что при действующем мягком законодательстве всегда найдется тот, кто специально бросит спичку в лесу. Как правило, максимум, который им грозит, даже если удастся доказать корыстный умысел поджога (что очень сложно и бывает редко), — это условный срок. Для справки, в Швеции и Финляндии для виновников природного пожара предусмотрена уголовная ответственность до 10 лет лишения свободы. В Австралии сознательный поджог леса или халатность, приведшая к природному пожару, карается тюремным сроком заключения до 15 лет, поджог, который привел к гибели людей, — сроком до 25 лет. В Китае даже за непредумышленный поджог леса, который вызвал значительный ущерб, виновного казнят, причем информацию о данных высших мерах наказания намеренно широко распространяют через СМИ.

Наши законы, конечно, не так суровы. За уничтожение лесных насаждений в результате неосторожного обращения с огнем в России может быть наложен штраф от 100 до 250 тысяч рублей либо назначены исправительные работы на срок до 2 лет. В случае если это действие повлекло крупный ущерб (стоимость уничтоженного леса превышает 50 тысяч рублей), то тюремный срок может составить до 4 лет. Умышленный поджог леса с 2010 года карается штрафом в размере от 250 до 400 тысяч рублей или сроком до 8 лет со штрафом от 100 до 300 тысяч рублей. Как и в случае с неумышленным уничтожением леса, при причинении крупного ущерба штраф может возрасти до 500 тыс. рублей, а срок заключения — до 10 лет. Однако случаи, когда за поджоги преступники получали реальные сроки, единичны.

Очень низкими остаются штрафы за нарушение требований пожарной безопасности в лесу для россиян. Для граждан предусмотрены штрафы в размере от 1 до 1,5 тысяч рублей, для должностных лиц — от 6 тысяч до 15 тысяч рублей, для юридических лиц — от 150 до 200 тысяч рублей. Однако самым больным вопросом остается не размер штрафных санкций, а неотвратимость наказания. Пока не будет восстановлена полноценная лесная охрана, контролировать соблюдение правил пожарной безопасности гражданами на отдыхе в лесах вокруг населенных пунктах просто некому.

Пожар — когда это естественно?

— Можно ли представить ситуацию, что все лесные пожары ликвидируются на стадии зарождения, и что для этого необходимо предпринять?

— На самом деле, со 100 процентами лесных пожаров бороться не стоит. Яркий пример — история Йеллоустоунского национального парка (Yellowstone National Park). Это первый национальный парк в мире, основанный еще в 1872 году и покрытый преимущественно хвойными лесами. По оценкам ученых, большая часть лесов парка имеет естественный межпожарный интервал в 30-35 лет, когда территория проходится низовыми пожарами средней и слабой интенсивности. Однако с начала XX века с увеличением численности посетителей и количества антропогенных пожаров от них служба охраны парка стала тушить любые пожары, возникающие на территории парка, на минимально возможных площадях. Все это привело к накоплению значительного количества горючих материалов под пологом леса и росту природной пожарной опасности территории. Летом 1988 года (самый сухой год за все время наблюдений) в Йеллоустоуне произошли катастрофические лесные пожары. Огнем было пройдено 3 213 квадратных километров, что составляет примерно 36% площади парка. При тушении погибли двое пожарных, пострадала инфраструктура парка, материальный ущерб составил около 120 миллионов долларов. Все это привело к тому, что система охраны парка была полностью пересмотрена и перешла от тотального пожаротушения к пожароуправлению.

То есть любой тип леса имеет свой естественный межпожарный интервал, который может быть нарушен человеком, и для того чтобы его восстановить, требуется приложить достаточный опыт, силы и знания.

— Что это означало на практике?

— Система пожароуправления предполагает, что пожары искусственного происхождения нужно тушить, а за пожарами естественного происхождения (все пожары от молний фиксируются в парке с помощью специальных устройств) следует наблюдать и тушить только в том случае, если они угрожают людям, зданиям или выходят из-под контроля. Особо опасные с пожарной точки зрения участки стали выжигаться при подходящих погодных условиях, когда на заранее определенной площади создается низовой пожар низкой интенсивности, не угрожающий древостою, — технология контролируемых (предписанных) палов или, как их называют специалисты, контролируемых выжиганий. 

— Такая система может быть распространена на «обычные» лесные массивы за пределами особо охраняемых территорий?

— Не только может, она уже все больше распространяется в многолесных территориях США и Канады, есть успешные попытки ее использования и в других странах. Огонь — естественный экологический фактор, влияющий на формирование растительности различных природных зон земного шара на протяжении многих миллионов лет. За прошедшие годы неконтролируемые пожары не привели к катастрофическим последствиям для биосферы. В некоторых случаях они, напротив, положительно воздействовали и воздействуют на природные комплексы, смену и распространение древесных пород, растительных сообществ. Строго говоря, пожары являются необходимым условием существования отдельных видов растений и животных. Однако следует помнить, что речь идет в данном случае только о пожарах, возникших по природной причине, прежде всего от молний. Все пожары, возникающие по вине человека, должны обязательно быть потушены…

 

Автор: Сергей Чернышов