Сергей Масаев: "Рыба гниет с головы"








 Немало споров за последние несколько лет идет о пользе и эффективности программы приоритетов инвестпроектов, где «приманкой» выступает дешевый лесной ресурс, который для компаний может стать эдаким «безаукционным подарком». На ваш взгляд, это выглядит разумным шагом для России, или же страна, как всегда, упустила время?

— Шаг более чем разумный, он жизненно необходим для страны. Ситуация заключается не просто в использовании дешевого ресурса, а в выстраивании процесса его использования. После перестроечных процессов 1990-х управленческий аппарат страны был разрушен, а взамен предложили теорию рыночной экономики США, поэтому страна просто не может заниматься развитием всех отраслей промышленности так же мощно, как в прошлом добывать, заготавливать и перерабатывать. Управленческий опыт СССР недооценен до сих пор, как это ни парадоксально, но часть опыта переняли зарубежные известные компании. На минуту можно представить, что без современных компьютеров и средств связи в короткие сроки строились заводы и города, осваивались целые отрасли науки и производства. Институты и научные школы занимались совершенствованием управленческих методик на основе математических методов. Государство определяло ,сколько, когда, куда и чем производить. Можно сравнить подходы к решению задачи распределения заготовленного круглого леса по отраслям глубокой переработки леса. Не вдаваясь в подробности, математическим методом можно решить данную задачу за полчаса, но современный менеджер потратит сначала день на совещание, потом неделю на поиск алгоритма, программы и человека для расчета, потом окажется, что половину круглого леса потеряли. К сожалению, в 1990-х годах такие менеджеры попали из «государственной» определенности в рыночную неопределенность. Менеджеру потребовалось решать сложные задачи по организации производства: что производить, из чего производить, когда производить, куда продавать. Оказалось, проще делить наследие великой страны. 

Не совсем верно и представление о том, что ситуацию 1990-х недооценили. Ситуацию предвидели, но не смогли удержать. Поведение предприятия в рыночной экономике описано Дмитрием Медведевым в «Проблемах реализации гражданской правосубъектности государственного предприятия» и др.

Я считаю, что государство, давая доступ к «безаукционным подаркам» в приоритетных проектах, позволяет зайти на рынок многим предприятиям, и не всегда крупным, тем самым оздоровливая экономику России конкурентной борьбой. Осваивая и развивая инвестиционные проекты, Россия учится работать и выходит на рынок по общим рыночным правилам. При этом подходе ВТО уже сейчас — не «страшилка» для бизнеса, а реальный драйвер роста. 

— А чем рискует иностранный инвестор, приходя на рынок России?

— Ничем не рискует, как бы это смешно ни звучало. Как только возникает даже малый риск, они уходят из проектов. Многие считают, что «иностранный» и «российский» инвесторы рискуют одинаково. Это не так. Иностранный инвестор рискует больше, так как он начнет работать на чужой территории и многие тонкости «российской реальности» он просто не понимает, но сразу начинает бояться. Оно и понятно: за последние войны прошедших трех веков в Европе с нашим участием европейцы продолжают считать, что мы «зря» живем на нашей земле. Вот и сейчас подход тот же — инвестор из Евросоюза попросит вас перевести все активы в Еврозону, а по завершении проекта они еще подумают, заслужили вы чести распоряжаться дальше вашим успешным проектом или нет. Казалось бы, выход в китайском инвесторе, но и здесь не все так радужно. Парадокс, но Китай не имеет территориальных претензий, однако считает, что добыча, заготовка и переработка должна происходить в России, но на китайском оборудовании и китайскими рабочими с последующей продажей всей продукции в Китай по продиктованной ими цене. Старший китайский брат делает из России брата в плане «убитой» экологии. Каждый год на 15% больше инвестиционных проектов РФ реализуется за счет китайских денег.

Россия — страна крайностей: либо все плохо, либо все хорошо. Обе крайности пугают зарубежного инвестора. Нашего инвестора тяжело напугать, но он больше смотрит на «короткие» деньги или схему «купи дешевле, раздели, продай дороже».

— Вы, как человек, поработавший в инвестиционных проектах страны, что можете сказать о том, насколько сильно местная власть способна влиять на тот самый «градус» инвестиционного климата?

— Градус инвестиционного климата по стране, как в больнице, — средняя по палате 36,6. Многие скажут, что от местной власти зависит многое, а я скажу, что от нее зависит ВСЕ. Возьмите в качестве примера Краснодарский край. Регион, который даст фору любому промышленному субъекту РФ, а ведь у них только сельское хозяйство и туризм. Ради интереса посмотрите через электронную карту спутниковую съемку территории Краснодарского края — кругом поля и ни одной свободной сотки. Поражает эффективность государственных органов и бизнеса. Хочется пожать руку Александру Николаевичу Ткачеву за проделанную работу. Отдельно стоит отметить его международную визитную карточку хозяйственного процветания Краснодарского края — инвестиционный экономический форум. Поражают цифры: 9,7 тысячи человек приехали, 47 стран-участников и самое триумфальное 600 млрд рублей стоимость подписанных контрактов. Любой информационный буклет Краснодарского края начинается со слов о размере привлеченных инвестиций и созданных рабочих местах. К сожалению, там, где я проживаю и работаю, экономический форум  коренными участниками воспринимается как позорное клеймо потенциалу и промышленности Красноярского края. Наш информационный буклет из года в год начинается со слов, что у нас самая большая территория и река РФ. К моему сожалению, это никак не отражается на темпах развития производства в крае и городе.

Отдельно отмечу документ «Политика развития города Красноярска до 2020 г.», который полностью не вписывается не только в «Стратегию развития Красноярского края до 2020 г., но и в «Стратегию развития России до 2020 г.». До уровня управления Анатолия Пахомова местной власти, мягко говоря, далеко. Напомню, что Анатолий Пахомов — это мэр города Сочи, который более чем достойно участвовал в организации и проведении Зимних Олимпийских игр — 2014.

— Вы довольно конкретно обозначили такую проблему, как территориальное расположение нового предприятия. Но надо понимать, что лесное производство в России развивалось довольно неравномерно в течение последнего десятка лет... Тот же Запад, где отлично развита упомянутая вами инфраструктура, но с явным дефицитом сырья, а Сибирь и Дальний Восток, напротив, имеют сырье, но проблема с коммуникациями и всем остальным стоит достаточно остро. Как найти баланс между всем этим и развивать лесную отрасль?

— Достаточно обратить внимание на зарубежный опыт. Из вашего вопроса следует ответ, что на Западе есть высокотехнологичное производство, и это действительно так. Реальность такова, что современные технологии позволяют сделать прибыльным и рентабельным бизнес с транспортным «плечом» 10 тыс. км. Надо перестать местной власти «кошмарить» бизнес Красноярска публичными слушаниями в пользу застройки жилыми районами территорий предприятий. Я был на публичных слушаниях, задавал вопросы по экономической эффективности и не получил ни одного внятного ответа. Из собственников бизнеса, кто там был и спрашивал, тоже остались неуслышанными. Мы и не могли услышать, ведь это все напоминало больше средневековое и, если хотите, общинное сборище и голосование.

— Даже после всех государственных программ по привлечению инвестиционных потоков особого роста строительства деревоперерабатывающих производств так и не наблюдается. На ваш взгляд, почему?

— Из-за управленцев 1990-х, которые попали во власть и остались в бизнесе. Они так и не могут понять, что эффективно работающее производство приносит в десятки раз больше выгод для всех, чем схема «купи дешевле, раздели, продай дороже». И это касается не только лесной промышленности. Также не хватает экономической проработанности проектов в лесной отрасли. Да и в целом принимаемые решения в городе, в крае должны быть более практичными и направленными на реальное улучшение жизни граждан, в первую очередь через создание хороших условий труда. 

— Так что же нужно: больше льгот или меньше коррупции?

— Вы попробуйте дать взятку человеку, который предан своему делу и умеет его делать хорошо. У вас просто не получится. А менеджерам из 90-х хочется пожелать смелости оставлять высокий пост или бизнес в случае фиаско. Тогда у нас порядок будет с приоритетными проектами, с ростом производства и улучшением комфорта проживания.